Это Вам не форекс. Сколько еще россияне будут зарабатывать на украинцах?

3559

Несмотря на четвертый год войны и международных санкций, в Украине продолжают работать компании с российским капиталом и структуры, опосредованно принадлежащие россиянам. При этом, заработанные ими деньги в конце попадают … к их владельцам в РФ. Получается, что украинцы — добросовестные спонсоры своего агрессора?

Стратегические сектора — в российских руках

Около трех миллиардов рублей (почти 1 400 000 000 грн) перечислит акционерам мобильный оператор Vodafone-Украина по итогам работы в предыдущем, 2016 году. Напомним, что с 2015 года под этим брендом в нашей стране работает российская компания МТС. Поэтому эти немалые средства пойдут … именно так, российским владельцам!

А еще создается впечатление, будто русские понимают, что работать на украинском рынке им остается не слишком долго. Поэтому они пытаются скачать максимум деньжат отсюда: объявленная ​​сумма дивидендов, между прочим, почти в три раза больше той, что оператор собирался выплатить по итогам 2015 (тогда на дивиденды направили только 500 млн. грн.). При этом зарабатывать второй по количеству абонентов оператор больше не стал — наоборот, за прошлый год чистая прибыль упала на 44% по сравнению с 2015-ым.

Мимикрировать под нечто более нейтральное и европейское решил и владелец другого украинского мобильного оператора «Киевстар» — акционеры VimpelCom Ltd. В конце марта этого года согласовали переименованию компании в VEON. Но акционеры остались те же: по состоянию на май этого года почти 20% были в собственности норвежской компании Telenor, еще 24% — торгуются публично, а пакеты в 47,9% и 8,3% (то есть, контрольный) остается по российской «Альфа-Групп».

Третий крупнейший оператор Украины — lifecell — также частично … принадлежит россиянам: ведь 13% его единственного акционера, турецкой компании Turkcell, принадлежит той же «Альфа-Групп». Вот и имеем ситуацию, когда российские структуры фактически контролируют мобильные телекоммуникации Украины.

Пожалуй, лишним будет напоминать о стратегическом значении систем связи во время боевых действий. Так же, как и о случаях, когда передвижения украинских войск отслеживали именно благодаря мобилкам.

Еще одним стратегическим сектором, где себя комфортно чувствуют россияне, является электроэнергетика. Так, группа VS Energy контролирует Житомироблэнерго, Кировоградоблэнерго, Херсоноблэнерго, Киевоблэнерго, Ривнеоблэнерго, Одессаоблэнерго и Черновцыоблэнерго (с сохранением контроля над Севастопольэнерго в оккупированном Крыму) — всего 8 энергораспределительных предприятий. Кроме того, VS Energy имеет металлургический, аграрный и финансовый бизнес в Украине.

Юридически конечными бенефициарами группы VS Energy недавно стали граждане Германии и Латвии (среди их фамилий является «типично немецкие» Ярославская, Соколов или Сизерман). Однако, общий контроль и в дальнейшем сохраняют ее учредители — Бабаков, Ґинер и Воеводин (так называемая «лужниковскими группа»).

Как утверждает известный блоггер Денис Казанский, по итогам 2014 года, когда Россия начала войну против Украины, выручка компаний Бабакова составляла 13 млрд грн. Его бизнеса не помешало даже то, что Бабаков на тот момент был депутатом Госдумы РФ от «Единой России» и голосовал за аннексию Крыма.

Казанский также обращает внимание на то, что часть российского бизнеса — как «Русал» Дерипаскы — под санкции попал (правда, только в прошлом году), зато Бабаков и Ґинер спокойно зарабатывают в Украине миллиарды. По мнению блогера, объяснить это можно разве что наличием каких-то тайных договоренностей между украинской властью и российскими олигархами.

Кроме упомянутых энергетики и связи, российский капитал имеет серьезное присутствие в таких чувствительных сферах, как банковское, нефтегазовая и металлургическая. Правда, после активных протестных акций все банки с государственным российским капиталом ведут переговоры о продаже. Таких банков пять ( «Сбербанк», «Виесте Банк», «Акционерный коммерческий промышленно-инвестиционный банк» (Проминвестбанк, — ред.), ВТБ Банк, БМ Банк), и к ним с 16 марта этого года решением СНБО применены санкции — в виде запрета выводить капитал за пределы Украины в пользу связанных с ним лиц. Стоит отметить, что наилучшим вариантом для самостоятельного заработка для украинцев является Форекс. Все, что полезно для трейдера на форекс находится по ссылке на сайте tradelikeapro.ru. Именно на нем Вы найдете полезные советы и рекомендации по торговле на рынке форекс.

При этом, российский «Альфа Банк» всегда остается в стороне — мол, владельцы там — частные лица, а не российское государство. Хотя, наверное, всем известно, что безнаказанно вести крупный бизнес в российских условиях можно только наладив тесный контакт с Кремлем. А бизнес в «Альфа-Групп» немаленький — от финансов и мобильной связи (как мы уже упоминали выше) до торговых сетей и водоканалов. Кстати, учитывая то, как группа непринужденно работает в Украине (ИДС — производитель «Моршинская» и импортер «Боржоми»), покупает банки (активы «Форума», Укрсоцбанк, Юникредит) и получает рефинансу, до недавнего времени владела оператором лотерей до сих пор проводит джазовые фестивали — с украинской властью у господ Фридмана и Хана тоже неплохие отношения.

Зато в других сферах российский бизнес, не сильно напрягаясь, просто маскирует свое присутствие. Скажем, российский «Лукойл» еще в 2014 году продал свою сеть АЗС и нефтебаз австрийской фирме AMIC Energy. Правда, одним из ее основателей оказался … бывший топ-менеджер «Лукойла».

Подобно поступила и «Роснефть», продав в прошлом году 150 украинских заправок (преимущественно под брендом ТНК), сеть нефтебаз и Лисичанский НПЗ малоизвестной швейцарской фирме Glusco Energy. Это дочерняя структура другой швейцарской фирмы — Proton Energy Group, официальный владелец которой — израильский бизнесмен Нисан Моисеев — известный на украинском рынке нефтепродуктов с 2009 года. «В 2015 году его компания стала крупнейшим поставщиком нефтепродуктов морем. На сегодня по ней около 30% поставок дизельного топлива », — утверждает директор консалтинговой группы« А-95 »Сергей Куюн.

С металлургией все еще запутаннее. Компания «Евраз» Романа Абрамовича (которая не значится в украинском санкционных списках) недавно была замечена в сотрудничестве с фирмами, зарегистрированными на оккупированных территориях Донетчины. Так же, как и российская «ЕвроХим» — крупнейший экспортер азотных удобрений из РФ в Украину, к тому же, по демпинговым ценам.

Санкции — не помеха

В мае президент подписал решение СНБО о санкциях в отношении нескольких сотен физических и юридических лиц, которые имели отношение к РФ. С тех пор же прошла волна закрытия доступа к российским соцсетям, поисковым и почтовым серверам и тому подобное. Санкционный перечень оказался большим — более 400 компаний, особенно много из сферы «оборонки» и авиакомпаний.

Однако, даже наличие в нем, например, корпорации ГАЗ не гарантирует, что их машины не будут продавать в Украине. Уже Украинская корпорация «АИС» (ее связывают с бывшим «регионалом» Святашем) преспокойно продолжает заниматься дистрибуцией российских марок авто.

Многих из российского бизнеса, присутствующего в Украине, и близко нет в СНБО-шном списке. Поэтому совершенно беспрепятственно у нас продолжают работать сеть «Эльдорадо», молочная компания «Вимм-Билль-Данн», многочисленные сети общественного питания (Якитория, Шоколадница, Кофе Хаус), розничные сети по продаже одежды и обуви (Oodji, «Спортмастер», Сarlo Pazolini), торговые центры (Ocean Plaza). И не сомневайтесь, что при этом прибыль они исправно передают своим российским хозяевам. Об отдельных товарных брендах — вроде Love Republik или Greenfield, Tess (чай), Jardin (кофе), Vitek, Scarlett (бытовая техника), Faberlic (косметика) — нечего и говорить.

Похоже, что пока Украина требует от американцев и европейцев новых санкций в отношении России, наши «бизнесмены» (в том числе от власти) более или менее успешно с русскими сотрудничают. А их присутствие здесь прячется за сменой вывесок или формальной сменой собственников, это ситуацию не спасет.

Сегодня уже мало кто вспоминает предложения образца 2014 года, когда речь шла о вытеснении русского бизнеса с атакованной Украины, например, через национализацию. Потому что как-то привыкли — они уже вроде и не мешают. Хотя на самом деле через свои контролируемые структуры россияне могли бы за очень короткое время лишить Украину значительной части энергоносителей и нефтепродуктов, электроэнергии, устроить финансовый коллапс и лишить мобильной связи. А уже тогда никакие санкции от СНБО или президента ситуацию не спасли бы.

Комментарии экспертов

Как нужно поступать с компаниями с российским капиталом, которые до сих пор работают в Украине?

Дмитрий Боярчук, исполнительный директор CASE Украина:

Мне кажется, что эти вопросы нужно решать в плоскости инструментов безопасности. Потому действенных инструментов защитить себя от российского капитала и российских владельцев нет, да и не очень это нужно. Даже если представить, что местных операторов (мобильной связи, — ред.) Заставят сменить владельца, то они перепродают свою собственность дружественным компаниям. Как по мне, то СБУ должны обеспечить, чтобы не было доступа к информации через этих операторов — думаю, это можно сделать и проследить за выполнением.

Относительно предложений национализировать или реприватизировать компании с российским капиталом, — думаю, если не будет реальных доказательств угрозы нацбезепеци, то это будет очень серьезная проблема.

В этой ситуации вообще стоит работать скальпелем, а не топором. Есть держспецзвязок и государственная коммуникация, по идее, защищена. Если же операторы прослушивают разговоры физлиц, и это будет доказано, тогда другой разговор. А сейчас это больше подобно ситуацию с российскими банками, которые на самом деле были на порядок более дисциплинированными и порядочными к клиентам, чем банки с украинскими корнями.

Сергей Терехин, экс-министр экономики, бывший нардеп:

У нас по закону эти вещи делаются двумя институтами — Советом нацбезопасности и президентом. Но у меня есть несколько встречных вопросов.

Почему у нас де-факто ограничили работу пяти российских банков, но не запретили деятельность «Альфа-Банка»? Почему при этом запретили деятельность нескольких лотерей, одна из которых … принадлежала тому же «Альфа-Банка», но не запретили лотерею, зарегистрированную в оффшорах?

До сих пор не понятно, как к нам поставляют оттуда энергоносители? Я не говорю о ТВЭЛы для АЭС, но уголь? А автомобили? В Киеве есть магазин с продуктами, где ежедневно свежие поставки из России. Включая конфетами, которые может и не надо было бы поставлять — чтобы президент не нервничал.

На самом деле стратегические объекты — облэнерго, которыми обладают российские оффшоры, газораспределительные предприятия, водоканалы, которые в их собственности — они должны перейти в коммунальную или государственную собственность. Сделать это элементарно: есть ст. 41 Конституции Украины, в которой говорится: «Принудительное отчуждение объектов права частной собственности может быть применено только как исключение по мотивам общественной необходимости, на основании и в порядке, установленных законом». И еще у нас есть закон о национальной безопасности. То есть, даже не нужно принимать новых отдельных законов!

Любые активы, принадлежащие правительству РФ, надо конфисковать. А потом, если будут какие-то проблемы с этим решением, тогда есть Стокгольм, Гаага — там и разберемся. Сначала — действие, потом все остальное.